Интервью с дизайнером обоев Яной Светловой

4.4/5

«Представьте луг, на котором растет невероятное количество цветов, и они все прекрасны. И ваша работа состоит в том, чтобы вы ходили на этот луг и выбирали один. Они все вам по определению нравятся, они все чудесные. Вам просто нужно выбрать», - с таким сравнением о своей профессии говорит она.

Создавая свои коллекции, она учится у главного художника Вселенной – природы. Говоря о вдохновении, она вспоминает Менделеева, Ньютона и Хокинга. А дизайн интерьера неразрывно связывает с высокой модой. Об особенностях имитации в современном дизайне, о своем подходе во взаимоотношениях с клиентами, об успехе своих коллекций в России и за границей, а также о тенденциях в дизайне сегодня и в будущем, в эксклюзивном интервью для Artcer рассказала российский дизайнер и создатель собственного брэнда обоев Яна Светлова.

1dxmnogokamernaya-peredacha-00_04_55_19-nepodvizhnoe-izobrazhenie003.jpg

Главная муза - это природа

Яна пояснила, почему именно имитация природных материалов является главным художественным направлением в ее коллекциях обоев:

«Признаюсь честно, что главным художником во Вселенной я считаю природу. И изо дня в день она трудится над тем, чтобы удивлять нас прекрасными материалами, чудесами и красотами. И то, насколько облако на небе в один день прекрасно, оно не может быть таким же на следующий день. Поэтому природа и все натуральное является для меня главным вдохновением в моих коллекциях. Мне кажется, что только через восприятие природы как некого профессора, мы, как студенты учимся красоте, балансу цвета, гармонии. И пытаемся это как-то воплотить в своем творчестве и в своей работе изо дня в день. Мне, например, близко ручное восприятие, точнее ручная интерпретация природы. То есть, когда она «пропущена через себя» и выдана уже как некое искусство».

1dxmnogokamernaya-peredacha-00_36_43_24-nepodvizhnoe-izobrazhenie007.jpg

Говоря о первой коллекции «Искусство имитации», дизайнер подчеркивает свою любовь к малахиту, а также отмечает особенность восприятия других камней в коллекции:

«Я питаю слабость к малахиту, и считаю его одним из наиболее мистических, благородных камней. А зеленый цвет, с одной стороны, ассоциируется с богатством, и в тоже время со спокойствием, с природой, с чем-то зеленым. Признаюсь, что я выросла в Санкт-Петербурге и всегда любила гулять по дворцам. В нашем городе много малахитовых ваз, которые расположены в Эрмитаже – это достояние России. Они вызывали у меня безмолвное восхищение. И сам малахит – это, видимо, мой личный фаворит. Поэтому именно он из всех цветных камней запал мне в сердце.

Что же касается остальных видов камня, которые я использую в коллекции, то здесь сложно сказать, что здесь только мрамор. Это – восприятие мрамора, это восприятие травертина, восприятие натурального камня. Благодаря высокой техники живописи, которая используется в коллекциях для создания каждой плиточки (мозаики), каждый находит для себя разные отголоски камней. И за счет того, что мы используем разные цвета для одинаковых моделей, они ассоциируются с разными камнями. Но тем не менее, мне нравится, что прочтение по ощущениям идет именно к натуральности».

bulanov-50.jpg

bulanov-52

bulanov-60.jpg

Успех «Искусства имитации» продолжила вторая коллекция под названием «Mondrian», в которой Яна Светлова также обращается к теме натуральных материалов. Дизайнер поделилась, что сохранит это направление в своих последующих творческих решениях:

«Раскрою вам секрет, что я сохраню эту тему и в следующей коллекции, которую я готовлю уже сейчас. Она выйдет в мае 2017 года и тоже будет включать в себя каменные мозаики. Мне кажется, что за последние полтора года, это стало неким фирменным стилем бренда, который сам появился, и мне это очень нравится. Потому что создание этих каменных мозаик требует самого большого и длительного вложения - интеллектуального. Помимо самой идеи, очень важно ее качественно реализовать, чтобы в итоге это и вправду воспринималось как камень. Поэтому я буду и дальше делать каменные мозаики, мне это очень нравится».

Для создания эффектной цветовой палитры с переходами от нежно пастельных до насыщенно ярких оттенков, Яна обращается к живописи, а также учитывает психологию цвета:

«Я обращаюсь к живописи, в первую очередь, и понимаю, что любой продукт, который я делаю, помимо моего творчества, должен «жить» в интерьере. Благодаря своему опыту дизайнера интерьеров, я могу понять, какие оттенки могут сочетаться с современным жильем, а какие сочетать не стоит. Есть некая психология цвета, ее можно легко изучить и применять у себя дома, которой я тоже придерживаюсь. Для того, чтобы оттенки были мягкими, я использую акварель. Мне вообще кажется, что акварель – это очень русская техника живописи, и она крайне приятна для интерьера. Она нежная, обволакивающая и дает тот мягкий, сложный и запудренный цвет, в котором очень комфортно проживать. Благодаря тому, что цвета открыты, они акцентируют внимание человека и создают совершенно другую энергетику. И за счет смешения цветов, а также самой акварельной техники, получаются очень «растворенные» линии.

Что же касается ярких цветов, то опять-таки, малахит – это как некая «вишенка на торте». База коллекции обычно более спокойная, но я всегда создаю доминант, который соединяет в себе базовые цвета. И этот доминантный цвет, как носитель флага, «идет» вперед с коллекцией».

Впечатление от выставки Maison&Objet

Российский дизайнер поделилась впечатлениями об участии на международных выставках по дизайну в Париже и Нью-Йорке, отметив важность таких мероприятий для профессионального роста:

«Это большой опыт, я выставлялась в Париже на выставке Maison&Objet. И я с трепетом ждала реакции на мои коллекции, на мои обои. Я увидела, что люди интересуются, подходят, видят мои обои издалека и хотят их потрогать. И мне было очень приятно, что они все время задавали вопрос «как это сделать?». И это было ни на что не похоже. Для дизайнера в том мире и в том изобилии, в котором мы живем, это, наверное, очень большая награда, когда удается выработать свой авторский стиль или что-то необычное. Когда я выставляла коллекцию Mondrian в Нью-Йорке, основной моделью коллекции были каменные блоки, которые не повторяются на протяжении всего рулона, и некоторые специалисты (потому что ICFF - это все-таки профессиональная выставка) подходили ко мне на стенде, трогали угол и говорили: «а как же Вы загнули камень?». То есть они не могли понять. А потом уже понимали, что это обои. Это очень приятно. Вообще участие в выставках – это очень большой профессиональный толчок. Потому что ты можешь общаться с профессионалами, можешь обмениваться опытом, можешь сразу видеть реакцию на те новинки, которые представляешь. И главное, - очень быстро собираешь тот отклик, который для тебя важен, чтобы понять, как работать дальше».

bulanov-81.jpg

Интересные проекты в России и заграницей

Отвечая на вопрос интереса к обоям дизайнера, Яна Светлова отметила различия в стилистических предпочтениях европейцев и американцев:

«Интерес отличается, я бы сказала. Но отличается больше стилистически. Потому что в Америке - немного другие традиции дизайна. Поэтому там больше был интерес к очень классическим моделям или к совершенно авангардным, ярким и необычным. Что же касается Европы, то она держится в той консервативной середине, в которой она держится всегда. Поэтому европейцы очень аккуратны в своем выборе и их заказы более выверенные. А в Америке это происходит так: «Ух ты! Мне нравится, я хочу, сколько это стоит? Пришлите мне сразу». И по стилю общения эти люди разные, естественно, и по тому, что они заказывают. Но тем не менее, могу похвастаться, что малахит – это международный хит, потому что он одинаково любим везде».

Подчеркивая широкие возможности использования обоев с имитацией натуральных материалов, Яна Светлова рассказала о дизайнерских проектах в России и за границей:

«Есть проекты и за границей, и в России. Есть квартира в Париже на берегу Сены, дизайнер мне прислал фотографии уже реализованного проекта с обоями «Облака». Мне было интересно увидеть, насколько по-другому, в отличие от того, как вижу свое детище я, дизайнер использовала эти обои. В Париже - классические французские окна, естественно. И она придумала идею, как будто бы окна отразились в стене и облака плывут на стене, которая находится напротив окон. Для меня это было интересно и необычно. А в России изо дня в день дизайнеры присылают мне визуализации, фотографии и я каждый день восхищаюсь, насколько наши дизайнеры креативные, смелые, открытые. Они придумывают настолько разные решения! Буквально на днях подруга, архитектор, прислала мне запрос на обои, как раз-таки на малахит. Она делает салон красоты, в котором одна стена будет полностью «живая» - это стабилизированные растения, а вторая стена - в «малахите». Она увидела пересечение натуральности природы в растениях с самим камнем. Очень много проектов в регионах, в том числе в Махачкале, так как они любят все яркое, сочное. Так же есть проекты в Челябинске и Краснодаре. Есть проекты и в Гонконге».

Дизайнер также поделилась секретом успеха таких проектов:

«Я думаю, что люди и заказчики, которые покупают мои обои – это мои единомышленники. Которые чувствуют красоту, как чувствую ее я. Они не гонятся за тем, что это модно, или это выставлялось на выставке, что это надо купить или что это стоит дорого. Они видят свою похожесть в восприятии мира, красоты и хотят перенести ее своему заказчику в дом. Наверное, это и делает проекты красивыми».

bulanov-73.jpg

Рабочий процесс

Яна Светлова рассказала о рабочих моментах в процессе достижения желаемого результата:

«Я скажу честно, что все дни не похожи друг на друга, потому что очень много задач и они все бывают кардинально разными. Я полностью занимаюсь своей компанией сама, поэтому иногда бывают парадные дни, когда я, как сегодня сижу с вами красивая и рассказываю о своем творчестве. Бывают дни, когда я «ползаю» по фабрике, разбираю материал, смотрю качество отпечатанных заказов, проверяю артикулы и нахожусь в совершенно другом состоянии души. Бывают дни, когда нужно фантазировать и от всех абстрагироваться. Потому что всегда стоит вопрос следующих коллекций. Я стараюсь их достаточно часто выпускать. Также я стараюсь объезжать своих партнеров в Москве – это дилеры, с которыми я работаю. Иногда сама развожу заказы, если у меня есть такая возможность. Спрашиваю у своих клиентов: «что интересно, что спрашивают заказчики, на что они жалуются, какие у них есть пожелания, что для них еще можно сделать?». То есть мне очень важно, чтобы это был очень «живой» процесс. Параллельно есть наше дизайнерское бюро «Ателье интерьера», где я тоже веду проекты. У меня есть свои заказчики, свои проекты, ведомости, комплектации и т.д. Надо придумывать и реализовывать. У меня прекрасная команда, мне в этом смысле очень везет. И у меня есть чудесные «феи», которые помогают мне во всем этом. Естественно, я бы одна со всем этим не справилась. Поэтому, потихоньку мы двигаем нашу «лодочку» в сторону успеха».

Отвечая на вопрос о вдохновении, дизайнер отметила связь между наукой и творчеством:

«Недавно с мужем мы обсуждали тему вдохновения, обсуждали на тему науки. Вот Менделееву приснилась таблица, он еще всего не понимал, но в голове уже какой-то образ увидел, и стремился его как-то понять и запечатлеть. Ньютон, Хокинг… у миллиона ученых происходит такой процесс. У меня все тоже самое. У меня в голове вдруг рождается какая-то вспышка, какое-то ощущение. Естественно, для этого ощущения желательно, чтобы я была не в сильно загруженном состоянии, чтобы было пространство для этой фантазии. И потом я пытаюсь ее нарисовать. Наверное, это так происходит. У меня или форма рождается, и я ее потом заполняю цветом или наоборот, рождается цвет, и я начинаю подбирать форму. Обычно я работаю, честно скажу, на устройстве Iphone. У меня есть простое приложение, как черновик, для зарисовок. И я начинаю рисовать прямо пальцем. Дальше, когда есть уже структура и идея – я уже вижу все: стену и как это будет смотреться на стене. В этот момент, и это, наверное, самое приятное, я понимаю, чего я хочу. А когда я знаю, чего я хочу, я знаю, как из мечты перейти к задаче, то есть сформулировать ее для исполнения».

bulanov-7.jpg

Говоря о выборе материалов для создания обоев и принципах работы над новыми коллекциями, Яна Светлова особенно подчеркивает работу художников:

«Насчет материалов и выбора, я иду больше как художник, наверное. Я не выбираю конкретные камни, не выбираю конкретные плитки или еще что-то. Я иду от цвета и выбираю с кем работать. Я работаю с художниками. Например, первую коллекцию мы делали с потрясающим акварелистом Ваней Порхачевым. И принцип работы был построен от цвета и от техники. Например, для знаменитого «малахита», мы создали 300 уникальных плиток. Каждая была нарисована вручную масляной краской. И дальше уже мы с ним работали, фотографировали, переводили в цифровую печать. Потому что мы делаем обои с использованием цифровой печати.

Что касается коллекции Mondrian, то над ней я работала с Наташей Марсель – гениальная интерьерная художница, которая может «из чего угодно сделать что угодно», благодаря живописи. И здесь я давала некое вдохновение, то есть у меня были подборки фотографий, даже куски камней, которые мне нужны. И от этого мы шли к текстуре, чтобы это было максимально похоже. Но результат получается другой – какой-то «третий».

Дизайнер также говорит о важности творческой свободы:

«Главное, когда работаешь с профессионалом, никогда не надо его ограничивать. Я и в работе дизайнера это очень ценю, когда заказчики дают мне некую свободу и веру в мой профессионализм. И также я работаю со всеми своими сотрудниками. То есть я знаю, что у этого человека есть потенциал и если я не буду на него давить, то этот потенциал выдаст самый лучший результат».

Индивидуальная работа

Яна поделилась, что на данный момент не планирует сотрудничать с другими профессионалами, а стремиться к достижению собственных успехов в изобразительном искусстве:

«Признаюсь честно, на данный момент я не «держу никого на прицеле», кто был бы мне интересен в плане соавторства. Потому что я хотела бы следующие коллекции постараться научиться рисовать сама. Я не имею никакого художественного образования, но вижу к этому большую потребность. И плюс я очень довольна тем, что у меня есть с моими художниками. Поэтому я не стремлюсь бежать искать кого-то нового, если уже есть хороший партнер, который с тобой работает».

bulanov-16.jpg

Дизайнер рассказала о том, как происходит процесс работы с клиентами, и поделилась своим подходом во взаимоотношениях с заказчиками:

«У меня большое количество партнёров – это мои дилеры, которые продают мои коллекции. И естественно, заказчики и клиенты к этим дилерам приходят сами. Они видят публикации в журналах, слышат обо мне от других заказчиков, смотрят социальные сети, читают прессу, интервью. И тогда они находят ту локацию, которая им наиболее удобна, чтобы посмотреть каталоги «в живую» и приобрести обои.

Что касается моих прямых заказчиков, то очень многие приходят, просмотрев мою страничку в социальной сети Instagram. Многие приходят после публикаций в журналах. Они звонят мне лично или на офисный номер телефона, затем мы встречаемся в шоуруме, я показываю им каталоги, и они выбирают. Благодаря тому, что у нас есть дизайнерское бюро «Ателье интерьера», у нас есть очень большой арсенал за спиной. Поэтому мы, как «профессиональные рыбаки» знаем, как «закидывать невод».

Если мой клиент – дизайнер, то будучи сама дизайнером, я понимаю, что ему нужно. Я могу предложить ему раскладку материала, то есть наложить материал на развертки стен. Могу ему профессионально рассчитать материал. Могу сделать так, чтобы он не потратил ничего лишнего и ничего не выкидывал. Если это человек, который сам делает ремонт, то я могу предложить ему разработку по развертке стен, раскладку материала. Могу ему предложить целиком сделать интерьерный проект. Могу помочь подобрать текстиль и т.д. То есть это такой «веер», который дает максимально комфортное состояние. Я не оставляю клиента с такими мыслями: «Мне нравится «малахит», и все, я не знаю, что с ним делать, куда мне идти, и как мне дальше жить, как мне найти камень, плитку и все остальное».

Яна также отметила, что в настоящее время лояльность клиентов можно заслужить только исключительным продуктом и сервисом:

«Я вообще думаю, что мы живем в эру сервиса. Поэтому при том изобилии всего, что есть вокруг, можно только уникальностью продукта и сервисом дать то ощущение, которое нужно, чтобы покупатели возвращались, чтобы продукт продавался и коллекции развивались».

bulanov-29.jpg

Керамическая плитка глазами дизайнера обоев

Говоря о керамической плитке с имитацией натуральных материалов, российский дизайнер Яна Светлова делает акцент на высоком качестве современного дизайна такой плитки и функциональных преимуществах этого материала:

«Я очень люблю керамическую плитку, потому что она дает огромный спектр возможностей. К примеру, у нас есть проект, который я сейчас веду, и в этом проекте изначально был запланирован натуральный мрамор. Но к сожалению, по нормативам здания мы не можем положить мрамор, потому что у нас есть ограничения по весу на квадратный метр. Соответственно, мы берем плитку, имитирующую мрамор: керамогранит или разные вариации того, что мы можем использовать, чтобы это подходило стилистике, но все-таки остаемся с чем-то, похожим на натуральный материал. Тем более, что сейчас такой огромный выбор. Если раньше это были небольшие размеры, то сейчас есть искусственные слэбы и их даже сложно отличить от натурального материала: они огромного размера, потрясающего качества, у них идет прокраска на всю толщину плитки. Конечно, такая плитка иногда и стоит, как натуральный камень. Я не вижу проблемы, что это - не натуральный материал. Есть такие ситуации, когда плитка лучше, потому что многие искусственные материалы имеют большую прочность, износостойкость, они потрясающе контактируют с водой, в то время как мрамор может впитать воду и дать подтеки».

Продолжая тему имитации, Яна раскрывает аспекты работы с натуральными материалами и керамической плиткой:

«Это некое искусство декоратора, дизайнера - сделать сочетание эстетики и практики. То есть понятно, что есть такие вещи, как фартук на кухне, который человек будет постоянно трогать, будет об этом думать и ему нужно, чтобы на каком-то кусочке камень был натуральным. Или чтобы в определённом месте были натуральные пластины из металла. А есть ситуации, когда металл технически невозможно установить, или его не вырезать или нельзя тонировать до определенной степени. Так же, когда мы работаем с натуральными материалами и даже заказывая один и тот же камень одной и той же породы, мы можем получить его в совершенно разном цвете. Заказывая белый мрамор, можем получить серый. И это не значит, что произошла ошибка. Это значит, что в его естественной среде он стал серым. И когда его добывали, получили именно такой цвет. Но с плиткой такого не бывает. Помимо красоты мы делаем жилые пространства и людям надо в этом жить, им надо ходить по полу ногами, мыть моющими средствами свои стены. Поэтому, конечно, здесь есть практический аспект. Есть некая реальность и экономическая составляющая при выборе материала. И естественно, когда можно найти некий баланс, то почему не выбрать плитку?».

bulanov-24.jpg

Дизайнер рассказала и о своих предпочтениях в керамической плитке с точки зрения дизайна:

«Мне очень нравится имитация травертина с длинными прожилками контрастного цвета. Я считаю, что сейчас это одно из самых удачных направлений. Мне очень нравится плитка с имитацией металла, и именно «неправильного», «состаренного», с элементами ржавчины. Также мне нравится сланец в разной интерпретации».

Отвечая на вопрос о применении керамической плитки в современных интерьерах, Яна Светлова говорит, что необходимо учитывать соответствие дизайна этого материала стилистическому и функциональному решению помещения:

«Керамическую плитку можно использовать в любых интерьерах, где стилистика плитки подходит стилистике интерьера. У меня нет некоторой «брезгливости», которая бывает, присутствует у некоторых архитекторов и дизайнеров к использованию плитки. Потому что плитка есть очень дорогая, дороже природных материалов. Она есть в таком невероятно сложном и техническом исполнении, когда это – уже произведение искусства. Поэтому, все зависит от того, как она выглядит и куда ее можно применить: пол, стены, фартуки кухонь. Это могут быть и облицовки колонн, и зоны спа, хаммамы, бассейны».

bulanov-47.jpg

Тенденции в дизайне и тренды будущего

Опираясь на свой опыт, Яна поделилась мнением о тенденциях в дизайне частных и общественных интерьерах:

«Возможно, это прозвучит нескромно, но имитация натуральных материалов - камней и других природных «эффектов», - это стопроцентный тренд. Он уже начался и все еще длится. И думаю, что он задержится, потому что всем хочется некого природного шика, а имитация его дает. Другой тренд – это функциональность. На выставках я вижу все больше красивых предметов и очень функциональных. То есть это уже не просто кухня, а «трансформер», который может «улететь в космос и всех спасти». Наконец-то сейчас научились сочетать очень эффектные решения и даже иногда использовать дорогие сочетания материалов, оставляя при этом функциональность. Например, из столов все выдвигается, и стол становится то больше, то меньше. Диван можно сделать и на шесть человек, и на три человека, или можно превратить его в «пуфик». Есть тенденция скорости жизни, которая требует мульти функциональности как от предметов, так и от людей. Мы все немножко и уборщики, и пиарщики, и короли – все вместе. То же самое применимо и к дизайну – это отражение наших заказчиков, которые вынуждены жить быстро, функционально. Заказчикам надо, чтобы все было удобно и красиво: для кого-то – со статусом, для кого-то наоборот – спокойно и минималистично. В общем – функционально».

Яна также отметила несколько факторов, которые будут влиять на дизайн в ближайшем будущем:

«Филипп Старк делает космический корабль, так что можно с уверенностью сказать, что мы «движемся в космос». Что касается движения дизайна, есть два фактора, на мой взгляд. Первый фактор – это состояние человека, потому что дизайн служит только человеку, он не существует раздельно от него. Поэтому от того, что будет происходить в нашем мире, насколько мы будем сознательны, добры друг к другу, насколько мы будем желать друг другу счастья, любви, гармонии, настолько будут прекрасны наши интерьеры. Соответственно, если мы будем дальше убивать, разрушать планету, убивать животных и двигаться в сторону деградации, то соответственно, мы будем жить в пластиковых интерьерах, без роскоши. Все будет стремиться к «штампованности», которая у нас есть вокруг, и ничего хорошего из этого не будет. Это первый фактор, то есть это наше внутренне состояние.

Второй фактор, более красивый и «оторванный» от реальности – это мода, потому что мы, дизайнеры интерьера, стопроцентно идем за модой. Можно посмотреть, когда пять-семь лет назад вышли коллекции Prada, Miu Miu и затем пошла мода на «средние века». Этот стиль вдруг «вспыл» и сейчас он все еще очень актуален, все до сих пор им «болеют». Все хорошо в меру, и всегда есть некий баланс. Я думаю, надо следить за модой. Сейчас идет тенденция к высокой моде, потому что «штампованность» убивает уникальность. Я думаю, что в дизайне мы идем и к дешевым коллекциям, и к авторским. То есть к разделению чего-то «штампованного» и уникального».

bulanov-42.jpg

Свобода творчества

Говоря о любви к своей профессии, Яна не отходит от темы природы, сравнивая ее красоту со свободой творчества:

«Больше всего в своей профессии я люблю свободу творчества - это невероятная сила, которая есть внутри. Представьте луг, на котором растет невероятное количество цветов, и они все прекрасны. И ваша работа состоит в том, чтобы вы ходили на этот луг и выбирали один. Они все вам по определению нравятся, они все чудесные. Вам просто нужно выбрать. Поэтому, наверное, - это самое приятное и стимулирующее ощущение. Ты любишь эту работу настолько сильно, что какие бы варианты и решения ты ни принимал, они все равно тебе подходят.

И в заключение, в связи с тем, что редакции журнала предстояло интервью с российским дизайнером, мастером света Евгением Пожарским, мы поинтересовались мнением Яны Светловой относительно значимости света в интерьере. Дизайнер отметила:

«Свет – это источник «питания» интерьера. Потому что от него зависит то, насколько будет видна вся проделанная работа декоратора, архитектора. Архитектор работает с формой, с тенями, с потоком света, с осью света. Декоратор работает с тем, как все это разукрасить, чтобы оно стало еще прекрасней, и чтобы «одеть» архитектуру в красивое платье. Поэтому свет, естественно, может быть или помощником, или иногда даже главным героем. То есть бывает так, что интерьер построен вокруг источника света, вокруг невероятной люстры. И, казалось бы, все красиво. Но потом вешаешь люстру и делаешь «Ах!». Сейчас канун Нового года, и я думаю, что свет – это как звезда. Елка, как бы ты ее ни наряжал – прекрасна, но стоит на нее одеть звезду, и все меняется».

Оценить статью: 

Комментарии
code